Дискуссия с соседями в деревне Гонгиничи, Заяцкая
Уже совсем скоро местный проводник- знаток леса Андрей Лодыгин переправит гостей нашего края на пароме или на лодках на давно необитаемый остров, чтобы там рассказать о необычных наростах не деревьях, которые порой напоминают странных существ. Он скажет заинтригованным слушателям:
- Попробуйте всмотреться в окружающий вас на этом острове растительный мир, быть может, и вы что-то увидите!

И ведь эти туристы увидят такое, что будут точно удивлены, если не потрясены. Ведь остров, который ещё называют Мишиным, заселён фигурами мировых знаменитостей, составляющих самое необычное гнездо для лесных обитателей. Идею придумал и реализовал Дмитрий Каварга, с которым мы уже общались в старинной деревне Гонгиничи. На этот раз он рассказал:

- В это интересное время, когда обрушились все предстоящие проекты и выставки, мне не осталось иного выбора, как сконцентрировать луч творческого внимания на своём самом личностном и глубинном проекте. Каварга-скит, http://kawarga-skete.art/ это 21 метровая башня-скульптура с биоморфным куполом наверху, особой комнатой для медитации и концентрации на творческих практиках. Скит расположен на полуострове меж больших озёр, усеянных островами. У меня возник замысел насытить Змеиный остров обитаемыми скульптурами, в которых могут заселиться птицы, насекомые, змеи, лягушки, а так различные растения и грибы. Именно с этими существами я хочу сегодня и всегда вести диалог на языке искусства, в ореол их обитания максимально корректно и аккуратно внедрять свои произведения. Опыт предыдущих, созданных мною в разные годы, скульптур-ковчегов благоприятен, он показал, что птицы в полимерных скульптурах селятся охотно.
Это домики для птиц, которые будут укреплены на деревьях и напоминать естественные древесные наросты «капы». Материалом для них послужили переплавленные фрагменты скульптур разных лет, которые я соединил в единые довольно сложные конструкции, рассчитанные на заселение тремя семьями птиц в каждую. Внутренняя поверхность ковчегов покрыта мягким вспененным полимером, а внешняя представляет собой защитный твёрдый панцырь из множества обнажённых человеческих тел и бюстов исторических персонажей, философов, поэтов, политиков, полководцев. Со временем бюсты и тела покроются биологическими наростами и лесным сором, найдя своеобразное упокоение в растворяющей нарратив их образов природной среде. ..
В ближайших планах протянуть через протоку, отделяющую остров от скита, электрический кабель, для чего потребуется вызов водолаза.
Ведётся разработка эскизов большой «Болотной скульптуры», которая будет укреплена на специальных затопленных «поплавках» в середине местного болота. В разработке находятся нескольких скульптур-ульев для диких пчёл и шершней, а так же подземные обители для земноводных.
Общаться с творцом по душам всегда интересно. Особенно, если он творит добро, но при этом в таком стиле, что для многих обычных людей кажется странным. Вот и с Дмитрием Каварга путешествовать на его каноэ по тихой заводи большого озера было увлекательно. Он настолько скромен при всей скандальности части его работ, что никогда не фотографируется, растворяя личную визуальную персонификацию в заметности на международном уровне искусства. При этом сделал для вепсского центра фольклора макеты храмов, которые до революции украшали Винницы, в лесу собирает чужой мусор и создал семейную экотропу, на которой его сын и гости могут наблюдать лес, с одной стороны растущий стихийно, а с другой окультуренный. Есть в его копилке добрых дел и другое, но Дмитрий не из тех, кто хвастается, выпячивая себя по любому поводу ради славы. В свое время он немало преодолел на веслах морского пространства на суровом Севере, поэтому знает цену настоящему величию и самой жизни...

Вот и его новый проект растворения в лесу кумиров разных эпох из той же мысленной дороги, в которой важно понимать, что всё в нашем мире пройдет, что для природы любая знаменитость человечества ничего не значит. Если бы Дмитрий не показал путь к своим творениям, вызвавшим у нескольких местных жителей негативную реакцию, найти их на заросшем растительностью острове было бы почти невозможно. В лесу гораздо заметней банки, пакеты и бутылки бессовестных любителей отдыха, которые к сожалению, стали привычными в нашем лесу. А

биоморфные искусственные работы, закреплённые автором так, что не причиняют деревьям никакого вреда, даже сейчас заметны только вблизи, а через несколько лет покроются мхами и лишайниками, став вполне естественной частью лесного мира. Они будут вызывать сильные впечатления у тех, кто подготовлен к такому творчеству, разбудят воображение и вдохновение, помогут рождению новых идей. И, быть может, те, кто сейчас публично бросает в скромного художника свои камни оскорблений, не побывав на месте его лесной выставки, спустя время поймут, что были не правы... Но для этого и требуется время, преодолеть которое способен не каждый.
Здесь был восторженный отзыв Людмилы Беловой о посещении Гонгинич.
К сожалению, пост был удален из группы Нураевым Вячеславом Алимджановичем чтобы сохранить единство негодования.
"Максим, здравствуйте! Я уже почти месяц наблюдаю за травлей известного и всеми уважаемого художника Дмитрия Каварги дачниками деревень Заяцкая и Гонгиничи. В связи с этим мне не понятна ваша позиция. Вы пригласили художника, поддержали создание прекрасных произведений искусства, но при этом оставили Дмитрия фактически на растерзание дачникам, которые оскорбляют художника, угрожают ему и делают его
пребывание здесь невыносимым. А между тем, это ваша война, а не его. Я подписалась на группу Заяцкая Вконтакте и увидела, что отношение к Дмитрию во многом связано именно с неприятием вашей деятельности некоторыми людьми и, в частности, дачником Нураевым, который возглавил травлю художника, но при этом имеет массу претензий именно к вам, Максим. С одной стороны мне понятно ваше молчание — вы не хотите ввязываться в бесплодные препирательства. С другой стороны все больше ваше молчание смахивает на
трусость или отсутствие аргументов, все больше начинает казаться, что Нураев и его сторонники не так уж и неправы. Зная вашу этическую позицию, мне трудно поверить, что вы в интересах своего бизнеса можете сознательно вредить озеру (какая-то не очень понятная для меня история про садки, которые почему-то надо убрать, но они не убираются), или подкупать того же Нураева для журнала Меценат (странное заявление, кому он нужен этот Нураев, ей богу), но тем не менее осадочек то все равно остается даже у меня.

Потом еще такой момент — вы сотрудничаете и со СМИ и с местными уважаемыми и авторитетными в сообществе людьми, например с Михаилом Куриловым. Я слышала его слова о том, как ему нравится вся эта культурная активность в связи с Каварга-скитом и парком биоморфной скульптуры. Так почему Михаил не скажет публично своего веского слова, не поддержит вас и Дмитрия?
Создается такое впечатление, что вы решили отпустить всю эту ситуацию, словно она может сама расосаться.

Но мне так не кажется. Дачники настроены на войну, их поведение становится все более агрессивным и опасным. Я беспокоюсь уже просто за физическое благополучие Дмитрия и его произведений. Дмитрий получает угрозы, его публично называют шизофреником, устраивают ернические голосования, а вас обвиняют в том, что вы скупаете все земли вокруг, чтобы строить на них какой-то ужасно вредный для здешних мест бизнес, привозить толпы туристов, которые все тут испортят и разорят, что вы осваиваете какие-то муниципальные деньги, какую-то не ту уху на праздник сварили, то есть вас выставляют в таком свете, что давно пора подавать в суд за оскорбление чести и достоинства, а также обращаться в правоохранительные органы в связи с угрозами и обещаниями того же Нураева идти до конца. Ну то есть до какого конца? Угрозы уже есть, что дальше?
Максим, вы собираетесь решать эту проблему?
Она сама не пройдет.
Мы же не хотим, чтобы Дмитрий все бросил и уехал, чтобы ваши очень полезные проекты, которые высоко оценены не только местной администрацией, но и как я слышала, руководством Ленобласти, пошли прахом только потому, что небольшая групка совершенно бесполезных дачников, спекулирующих на экологической повестке и охране вепсских традиций (это смешно, ей богу), а на самом деле просто мающихся от безделья и
собственной звенящей пустоты, не получили должный отпор и не были поставлены на место."
Продолжение следует...